Сказка о большой кошке из Довре

Жил когда-то в Финнмарке человек, который поймал белого медведя и повёл его в Данию на королевский двор. Случилось так, что рождество застало его в пути. Он остановился возле горы Довре, где стоял один-единственный дом, в котором жил человек по имени Халвор. И вот путник спросил хозяина, нельзя ли ему с белым медведем переночевать в доме.

"Упаси Бог! - воскликнул хозяин. - Мы не можем никого пустить на ночлег, потому что сами остаёмся без крыши над головой. Каждый год на рождество в наш дом являются тролли и празднуют всю ночь, и их так много, что нам ступить некуда и приходится самим уходить из дому.

"Ну, тогда ты можешь пустить нас переночевать. Медведь ляжет под печкой, а я могу спать в чулане", - сказал путник.

И так долго он упрашивал хозяина, что наконец упросил, и тот пустил его на ночлег. А хозяин и вся его семья собрались и ушли из дому. Но перед тем как уйти, они накрыли богатый стол, поставили и сладкую рождественскую кашу, и рыбу, и разные колбасы, и всё вкусное, что полагается подавать дорогим гостям.


И что вы думаете? Действительно, в дом пожаловали тролли - и старые, и молодые, и детишки. У одних был длинный хвост, у других - покороче, а некоторые вообще бесхвостые. И у многих были длинные-длинные носы. И все они ели, пили и пробовали всё, что стояло на столе.

Вдруг один маленький тролль увидел под печкой белую шкуру. И вот этот мальчик-тролль взял сосиску, воткнул в неё вилку и подошёл к печке, чтобы поджарить сосиску на огне. Потом наклонился к медведю и спросил: "Киса, киса, хочешь колбаски?" А сам суёт горячую вилку прямо медведю в нос. Медведь проснулся, да как подскочит, да как зарычит - тут все тролли один за другим кинулись вон из дому. Убежали все - и носатые, и хвостатые, и бесхвостые, и старые, и молодые, и детишки.

Через год бедный Халвор, как всегда перед рождеством, отправился в лес нарубить дров, чтобы натопить как следует печь к приходу троллей. Рубит он себе и рубит, и вдруг из лесу раздаётся страшный голос и зовёт его: "Халвор! Халвор!" "Я тут," - отвечает Халвор. Голос спрашивает: "Где твоя большая кошка?" "Дома, - отвечает Халвор. - Лежит под печкой. Она окотилась, принесла шестерых котят. И все они уже больше её и ещё злее, чем она."

"Тогда мы больше никогда не придём к тебе!" - крикнул тролль.

С тех пор тролли не едят сладкую рождественскую кашу в доме Халвора в Довре.

Все ли сказки хороши?

До чего удивительно составлены, порой, сборники сказок! Так и кажется, что адресовывали их составители не ребенку, а опытному взрослому-путешественнику по сказочному миру, в котором не всегда все безупречно.

Наличие в ряде русских сказок мотивов любования плутовством и даже кощунством не удивительно. Ведь сказка - явление культуры, в которой сплетено бывает высокое и низкое, образцовое и безобразное, нравственное и безнравственное. Взрослому человеку свойственно, сталкиваясь с теми или иными проявлениями, принимать их или отвергать - в соответствии с теми ценностями, которые были заложены в детстве, с жизненной позицией. В отношении же ребенка, у которого система ценностей только формируется, родителям необходим осмысленный и избирательный подход к выбору занятий, игрушек и чтения, которые предлагаются малышу.

Как при выборе сказки для чтения детям не попасться "на удочку" захватывающего сюжета и не оказаться заодно с героями подобного толка? Для этого нужно, поразмыслив над сказкой, понять для себя: на чьей стороне "сказитель"- тот, с чьих слов сложена сказка? Кому он сочувствует? над кем посмеивается? Совпадает ли его жизненная позиция с нашей?

Многие народные сказки предупреждают об опасности стремления к лёгкому хлебу, обогащению любым путём, духовной неразборчивости, неправедному сговору. Так, с молчаливого согласия одного горшечника (сказка "Горшечник"), наладил в его мастерской производство сам нечистый с чертенятами. И выгодное дело оказалось: всего за три ночи сорок тысяч новеньких горшочков готовыми стояли. И продал их горшечник весьма прибыльно - полный мешок денег домой привез. Да только после того жизнь его вся наперекосяк пошла: горшки люди покупать перестали ("Знаем мы твои горшки, старый хрен! С виду казисты, а нальешь воды - сейчас и развалятся!"), а сам горшечник стал "по кабакам валяться".