Хульдры на хуторе

В Ордале рассказывают, что давным-давно жил там один парень, женившийся на хульдре.

Хутор, откуда тот парень был родом, стоял на отшибе, и хульдры часто туда наведывались. Обычно они приходили готовить на кухне еду. Иногда хульдры приводили с собой детей - видно, им не с кем было их оставить.

Вот как-то раз подземный народец пришел на хутор печь лепешки, и случилось так, что хозяйский сын, холостой парень, был в ту пору дома. Приметил он, что на кухню прошла хульдра с молоденькой дочкой, и вошел за ними следом.

А хульдра-мать расхаживает по кухне от очага к столу, от стола к очагу - и так забавно показалось это парню, что стал он дурачиться, следуя за хульдрой, как тень, и выделывая всякие штуки со своим шарфом. Тут хульдра не выдержала и говорит парню:

- Если ты случайно коснешься меня, придется тебе на мне жениться.

Парень только рассмеялся в ответ, да возьми и накинь свой шарф на молоденькую хульдрочку.

- Что ж, - грустно сказала мать, - теперь она - твоя, и ты волен делать с ней все, что хочешь, но помни: как ты будешь обходиться со своей женой, так будет житься и тебе самому.

Сказала и ушла.


Молодые обручились, и только тут до парня дошло, что невеста у него с хвостом, и хотел уж он было ее прогнать, но священник совершил над девушкой обряд крещения - без этого он не соглашался венчать молодых, - и хвост у нее отпал, лишь только прикоснулась она к святой воде.

И вот сыграли свадьбу. Когда молодые вернулись из церкви, на хутор пришли из лесу три коровы - таких больших коров в тех краях никогда не видели, - и сами встали в хлев.

И стал парень с молодой женой жить на хуторе. На первых порах они хорошо друг с другом ладили, но только никак не мог парень выбросить из головы, что жена у него - хульдра, и с каждым днем обходился с ней все хуже и хуже.

Как-то раз работал парень в кузнице - надо было ему новые подковы для лошади сковать. Тут входит к нему жена и говорит, что приехали гости, и надо хозяину выйти на двор их принять-приветить. А парню это не с руки - хотел он сначала всю работу закончить. Тогда жена схватила голыми руками раскаленную подкову и растянула ее в железную полосу.

- Я бы и с тобой так же поступила, да люблю я тебя, - говорит она мужу.

С тех пор он переменился, стал добрым и ласковым с женой, и прожили они счастливо до конца своих дней.

Все ли сказки хороши?

До чего удивительно составлены, порой, сборники сказок! Так и кажется, что адресовывали их составители не ребенку, а опытному взрослому-путешественнику по сказочному миру, в котором не всегда все безупречно.

Наличие в ряде русских сказок мотивов любования плутовством и даже кощунством не удивительно. Ведь сказка - явление культуры, в которой сплетено бывает высокое и низкое, образцовое и безобразное, нравственное и безнравственное. Взрослому человеку свойственно, сталкиваясь с теми или иными проявлениями, принимать их или отвергать - в соответствии с теми ценностями, которые были заложены в детстве, с жизненной позицией. В отношении же ребенка, у которого система ценностей только формируется, родителям необходим осмысленный и избирательный подход к выбору занятий, игрушек и чтения, которые предлагаются малышу.

Как при выборе сказки для чтения детям не попасться "на удочку" захватывающего сюжета и не оказаться заодно с героями подобного толка? Для этого нужно, поразмыслив над сказкой, понять для себя: на чьей стороне "сказитель"- тот, с чьих слов сложена сказка? Кому он сочувствует? над кем посмеивается? Совпадает ли его жизненная позиция с нашей?

Многие народные сказки предупреждают об опасности стремления к лёгкому хлебу, обогащению любым путём, духовной неразборчивости, неправедному сговору. Так, с молчаливого согласия одного горшечника (сказка "Горшечник"), наладил в его мастерской производство сам нечистый с чертенятами. И выгодное дело оказалось: всего за три ночи сорок тысяч новеньких горшочков готовыми стояли. И продал их горшечник весьма прибыльно - полный мешок денег домой привез. Да только после того жизнь его вся наперекосяк пошла: горшки люди покупать перестали ("Знаем мы твои горшки, старый хрен! С виду казисты, а нальешь воды - сейчас и развалятся!"), а сам горшечник стал "по кабакам валяться".